Проект осуществляется при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, грант № 11-04-12064в).

Шекспир глобальный и цифровой. Дневник Стратфордской конференции: День 4, 7 августа 2014 г.

На утреннем заседании четвертого дня Международной шекспировской конференции в Стратфорде речь шла о наиболее динамично развивающихся аспектам шекспироведения — «глобальном» и «цифровом» Шекспирах.

Чаша, в которой по преданию крестили Шекспира

В докладе профессора Национального университета Тайваня Беатрис Ли “Betrayal, Derail, or Thin Veil: The Myth of Origin” на примере фильмов и спектаклей, вошедших в Taiwan Shakespeare Database, было показано, как восприятие творчества Шекспира взаимодействует с колониальным наследием, в том числе в образовании.

Тему «глобального Шекспира» продолжила профессор Мичиганского университета Джиотсна Сингх. В ее докладе “Global Shakespeares, Affective Histories, Cultural Memories” подробно проанализированы несколько удачных адаптаций Шекспира в культуре стран третьего мира. Профессор Сингх поместила их в контекст путешествия как баланса между знакомым и неизвестным. В таком случае само явление «глобального Шекспира» — одновременно продукт «постмодернистской» культуры и стремление «нативизировать» Шекспира, поместить его в локальный контекст и тем самым создать новые возможности для интерпретации пьес. В результате получается «многослойное» культурное явление, которое можно исследовать и описывать с помощью практики «плотного» или «насыщенного» описания по Клиффорду Гирцу. Среди вошедших в доклад кейсов — постановка «Короля Лира» в лагере палестинских беженцев в Иордании; курдский «Гамлет», ставший ответом на фразу турецкого чиновника, что эту трагедию на курдском языке поставить нельзя; индийские фильмы “Omkara” и “Haider, Hamlet”. Все эти примеры, считает Сингх, демонстрируют, что язык преодоления конфликта не может быть создан политиками, но зато есть вероятность, что помочь придти к нему поможет Шекспир.

Кровать с драпировкой в яковетинском стиле в Доме Анны Хэтэуэй

После кофе-брейка конференцию продолжил доклад Тома Чизмэна (Университет Суонси) “Mapping Shakespeare Translations: Experiments with Visualizations”. Визуализация переводов Шекспира на разные языки может помочь переводчикам разобраться во многих стилистических проблемах. С помощью «алайнмента» — указания соответствий между текстом оригинала и перевода — можно быстро определить, какие фрагменты или строки вставлены, изменены или опущены переводчиком. Визуализация стилистических совпадений помогает сгруппировать переводы, сделанные в один и тот же период или под влиянием кого-то из предшественников. В качестве примеров Чизмэн привел «карты соответствий» в переводах одной из сцен «Отелло» и “Macbthe” (sic!) — проект по стилометрическому изучению языка «Макбета», где, как известно, аномально часто используется артикль “the”. Мы планируем подробнее осветить “Version Variation Visualization” и другие проекты Тома Чизмэна и его коллег в отдельной статье.

Известный шекспировед и переводчик Альфредо Моденесси (Национальный автономный университет Мексики) в докладе “Of Origins and Originalities: Translating and ‘Transcreating’ Shakespeare in Spanish Today” рассказал о своей работе над переводом Шекспира, специально приспособленным к особенностям латиноамериканского испанского. Для обозначения специфики такой работы Моденесси вводит термин “transcreation”, в котором приставка взята из слова «перевод», а все остальное — из слово «создание». Это «ближайший, но сознательно и ощутимо другой», отличный от авторского, текст. Работу над ним, считает Моденесси, можно сравнить с историей о художнике Веронезе: когда инквизиция заставила его переделывать картину «Тайная вечеря», он, не меняя в ней ни штриха, назвал картину «Пиршество в доме Иаира». Такая «транскреация» знакома и Англии раннего Нового времени: вспомним хотя бы адаптацию сонетов Петрарки Томасом Уайеттом. Моденесси процитировал несколько критических рецензий на свои переводы, где рецензентов раздражало соседство высокого литературного испанского с мексиканским сленгом. Но они забыли, что то же самое делал и Шекспир. Опираясь на идею Борхеса о том, что книга на родном языке существует для читателя в одном варианте, а на чужом — как бесконечно разнообразная библиотека переводов, докладчик показал, как может работать эта «огромная мультикультурная библиотека по имени Уильям Шекспир».

Дом Энн Хатауэй

После обеда состоялись еще два доклада. Профессор Петер Давидхази (Венгерская академия наук) в докладе “„O Jephthah, Judge of Israel‟: The Multiple Origins of a Shakespearean Allusion” показал, как на сюжет «Гамлета» повлияла легенда о жертвоприношении Иевфая и что происходит с цитатой из оригинала в переводе. Манфред Драудт (Университет Вены) в докладе “Shakespeare's Impact on Richard Wagner's Tristan und Isolde” продемонстрировал наличие шекспировского влияния в либретто вагнеровской оперы.

Четвертый день конференции завершился спектаклем «Генрих IV. Часть вторая» в Королевском шекспировском театре. После современных костюмов и световых эффектов «Белого дьявола» зрители вернулись к более традиционной постановке с участием таких звезд современного шекспировского театра, как Энтони Шер, Джаспер Бриттон и Оливер Форд-Дэвис.

См. также:

В. С. Макаров

Фото автора