Проект осуществляется при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, грант № 11-04-12064в).

Канон, читатели и эпитафия. Дневник Стратфордской конференции: День 3, 6 августа 2014 г.

Доклады третьего дня Шекспировской конференции в Стратфорде были объединены темой шекспировского канона и того, как его воспринимают читатели.

Могила Уильяма Шекспира

Утреннее заседание открыл доклад одного из самых известных шекспировских текстологов современности — Гэри Тейлора (Университет Флориды) “Imitation or Collaboration? The Early Shakespeare Canon”. По мнению профессора Тейлора, Шекспир в ранних пьесах проявил себя одновременно как гениальный подражатель (“imitation”)и драматург с собственным голосом (“identity”). Нет практически ни одной ранней пьесы Шекспира, в которой современные стилометристы не нашли бы следов коллаборативного авторства. Профессор Тейлор привел доказательства того, что первая часть «Генриха VI» написана Шекспиром в соавторстве с Кристофером Марло. Именно к такому выводу приводит стилометрическое исследование текстуальных и синтаксических совпадений и аналогий в пьесах этих двух авторов. Первый и последний монолог Аарона в «Тите Андронике», как показал Тейлор, построены по образцу монологов Вараввы в «Мальтийском еврее» и Гиза в «Парижской резне» соответственно. Исследования соавторства, столь популярные в последние годы, должны идти вместе с более ранней традицией изучения возможных стилистических имитаций.

Могила Уильяма Шекспира

Доклад профессора Элизабет Шефер (Royal Holloway, Лондонский университет) “Being Original?: The Merry Wives Quarto” был посвящен истории театральных адаптаций «Виндзорских насмешниц» и соотношению в них текста, взятого из Фолио 1623 и более раннего Кварто 1602 г. По мнению режиссера Терри Хендса, который поставил «Насмешниц» в Стратфорде в 1968 г., Кварто 1602 г. намного лучше приспособлено к нуждам театра. Вероятно, это «выездной» вариант текста, с которым шекспировская компания выступала в провинции.

Адам Хукс, преподаватель Университета Айовы и известный академический блоггер, представил на конференции доклад с кратким названием “Shakespeare's Bones”. В нем рассмотрена история рукописных копий четверостишия, выбитого на могиле Шекспира. Этот текст надо воспринимать в пространственном контексте: налево от могилы — дверь, которая вела в оссуарий — помещение, в котором складывали вынутые из могил кости, чтобы освободить место для новых захоронений. Ироничная игра значениями слова corpus (корпус текстов и тело, труп) помогла Хуксу определить три подхода к контекстному изучению этого хорошо известного «околошекспировского текста»: антикварный, биографический и текстуальный. Метафора корпуса-тела расширяется и начинает объединять тело и книгу. В могиле скрыт шекспировский прах — или еще и пепел сожженных книг?

Могила Уильяма Шекспира

Жан-Кристоф Мейер из Французского национального центра научных исследований обратился к тому, как Шекспира воспринимали его самые ранние читатели (“Reading in Their Present: Early Readers and the Origins of Shakespearean Appropriation”). Задолго до создания шекспировского мифа цитаты из пьес Шекспира были очень популярным элементом т. н. “commonplace books” — записных книжек, в которые заносились сентенции, афоризмы, интересные цитаты и новости. Профессор Мейер сравнил их с социальными сетями современности. Обращаясь к цитатам из Шекспира у Джона Пудси, Эдварда Уайтхолла и других ранних читателей и зрителей шекспировских пьес, Мейер отмечает, что в их передаче (записи часто делались на слух или по памяти) шекспировские строки приобретают особый лаконизм и становятся более динамичными, хотя и теряют важные детали. Особый интерес эти читатели питали к сравнениям и тропам, которые старались воспроизводить точно. В «памятных книжках» текст смешивается с реальностью постшекспировской Англии — делает вывод профессор Мейер.

После обеда работа конференции продолжилась в семинарах.

Вечером для участников конференции концерт из музыки XVI–XVII веков дал ансамбль K'antu.

См. также:

В. С. Макаров

Фото автора