Проект осуществляется при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, грант № 11-04-12064в).

«Лес сердца» Томаса Уайетта

В издательстве «Фабер и Фабер» вышла биография английского поэта первой половины XVI века Томаса Уайетта (Thomas Wyatt). Ее автор — Сьюзен Бригден (Susan Brigden), лектор Линкольн-колледжа Оксфордского университета — дала биографии название «Томас Уайетт: Лес сердца».

Биография английского поэта первой половины XVI века Томаса Уайетта (Thomas Wyatt)

“The heart’s forest” — это цитата из сонета Уайетта, изданного Р. Тоттелом под названием «Стыдливый влюбленный прячет свое желание в верном сердце» (“The Lover for Shamefastness Hideth his Desire within his Faithful Heart”) (см. итальянский оригинал и переложения Уайетта и Генри Говарда, лорда Сарри). И в оригинале, и у Сарри «лес сердца» отсутствует. Эта метафора, конечно, очень петраркистская, но одновременно и очень личная для Уайетта.

Во введении к «Лесу сердца» Бригден описывает Уайетта как «пленника памяти», вынужденного постоянно возвращаться к тому, что ему хотелось бы забыть: несчастливый брак, тюремное заключение в 1536 г., когда Уайетт был обвинен в прелюбодеянии с приговоренной к смерти Анной Болейн. В 1541 г. он снова оказался в Тауэре, обвиненный в государственной измене после безнадежной дипломатической миссии во Франции и Испании.

Уайетт все время маневрирует, подвижный между неподвижными, навязывающими ему свою волю силами: королем, европейской политикой, тюрьмой. Он скрывается в лес собственного сердца, понимая, что и там не спрятаться: лань, на которую его герой вел охоту, принадлежит «Цезарю». Память постоянно возвращается к былому счастью и его потере:

Забудьте несчастливца, что лежит
На жесткой койке, в памяти листая
Все огорченья и обиды мая,
Что год за годом жизнь ему дарит.

перевод Г. М. Кружкова)

Перерабатывая сонеты и канцоны Петрарки, Уайетт вносит в них новую недосказанность: к невозможной вербализации любви, которой перегружен его кораблик, добавляется непредсказуемая воля придворных и дипломатических штормов, швыряющих утлое судно. Обо всем его герой, по определению Колина Берроу, говорит «косвенно» (“indirectness of expression”). Уайетт не романтический поэт, утверждает Бригден, размышляющий о самом себе в «гроте с плющом», он экспериментатор, вводящий в английскую поэзию новые размеры и новые темы, но особым, «негладким» голосом. От Уайетта берет начало «грубый» голос Донна и метафизиков.

Поэт, на смерть которого в 1542 г. впервые в английской литературе были опубликованы две элегии, которого автор его биографии Патрисия Томпсон (Patricia Thompson) назвала «отцом английской поэзии», впервые за последние полвека стал героем новой биографии. Чтобы найти Уайетта, пишет Сьюзен Бригден, надо вспомнить все, что он хотел забыть, последовать за ним в умолчания его стихов и понять, что Уайетт говорит даже молча (“his poetry speaks by not saying”).

В. С. Макаров

Vladimir MakarovonСовременники Шекспира