Проект осуществляется при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, грант № 11-04-12064в).

Борис Акунин о современниках Шекспира

На прошедшей неделе современники Шекспира оказались в центре внимания многих российских блоггеров. 27 января 2012 г. Борис Акунин в своем блоге «Любовь к истории» опубликовал пост под заголовком «По ходу чтения (вдогонку)», в котором рассказал своим читателям две лондонские «похоронные историйки» — Бена Джонсона и Джона Донна.

Могила Б. Джонсона
Могила Бена Джонсона

Первая из них — о вертикальном погребении «шального, безалаберного человека» Бена Джонсона в Вестминстерском аббатстве. К сожалению, как и во многих других источниках, автор приводит фотографию не настоящей могилы Джонсона в северном боковом приделе нефа Вестминстерского аббатства, а памятного медальона по дизайну Джеймса Гиббса, установленного в 1723 г. в Уголке поэтов (Poets’ Corner) той же церкви. Акунин передает один из нескольких вариантов легенды о том, как Джонсон хитростью выпросил небольшой участок 2×2 фута внутри храма для своего погребения. Увы, могила поэта не «возвышается» над «поверженными коллегами», а находится ниже уровня пола собора. Несколько вскрытий, сделанных в XIX веке, подтвердили версию о вертикальном захоронении поэта, к тому же, вероятно, вверх ногами. Иэн Доналдсон в предисловии к недавно вышедшей биографии Джонсона рассказывает об истории захоронения и вскрытия могилы поэта. Реальная история — с похищением «настоящего» черепа Джонсона, спорами о цвете его волос — как всегда, еще более занимательна, чем легенды.

Надгробный памятник Джону Донну
Надгробный памятник
Джону Донну

Вторая история, к сожалению, еще дальше от истины, чем первая. Акунин рассказывает историю надгробного памятника Джону Донну в лондонском Соборе св. Павла — действительно практически единственной статуи, сохранившейся от старого собора. Собор был уничтожен великим лондонским пожаром 1666 г., статуя найдена почти целой среди руин и впоследствии водружена в новом здании примерно на месте уничтоженной пожаром могилы поэта. Последним поэтическим жестом «сильно воцерковившегося» поэта (который был настоятелем собора в 1621–1631 гг.) Акунин называет «автоэпитафию» Донна из трех слов: «John Donne Undone», которую и предлагает читателям своего блога перевести на русский язык (с вариантами можно ознакомиться в комментариях).

Увы, но такой надписи в соборе нет и не было. Над памятником размещена длинная латинская эпитафия, вероятно, сочиненная самим Донном (перевод ее приводится в издании «Стихотворений и поэм» Донна в серии «Литературные памятники», стр. 557). Под памятником — небольшая мемориальная доска со словами «Джон Донн, проповедник, поэт, настоятель 1621–1631» («John Donne / Preacher Poet / Dean 1621–1631»). Игра слов «Donne — undone» известна как название книги Томаса Доэрти и в свою очередь восходит к фразе “John Donne, Ann Donne, Un-done”, содержавшейся в несохранившемся письме Донна жене, если верить первому биографу поэта Айзеку Уолтону (русский перевод биографии, сделанный Е. Дунаевской, см. «Стихотворения и поэмы» с. 300–344 (особенно стр. 304–305) или в сетевой библиотеке Якова Кротова).

В. С. Макаров

Фото: Find A Grave