Проект осуществляется при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, грант № 11-04-12064в).

Роберт Геррик и история смайлика, или о пользе digital humanities

Любопытно с помощью службы интернет-оповещений (например, Google Alerts) следить за тем, как часто и в каком контексте в Интернете появляются упоминания о каком-нибудь не очень известном авторе давно прошедших эпох. Обычно с унылым постоянством такие оповещения ведут на учебные сайты или студенческие форумы, где обеспокоенные предстоящей контрольной или курсовой просят срочно найти им литературу по теме. Но бывают и неожиданные, а главное — совершенно непредсказуемые всплески внимания.

На прошлой неделе оповещения по ключевым словам «Роберт Геррик» вместо одного-двух стали выдавать целую страницу результатов: новостные сайты стали десятками перепечатывать ссылку на блог литературного критика Леви Сталя (Levi Stahl), который обнаружил в одном из стихотворений герриковских «Гесперид» нечто напоминающее современный смайлик.

Роберт Геррик и история смайлика, или о пользе digital humanities

«Открытие» стало распространяться по сети, причем, как это всегда бывает, с каждым перепостом тон становился все более категоричным. Если сам Сталь в обтекаемых выражениях намекал, что «нельзя исключить, что перед нами нечто большее, чем странности пунктуации» (“it's not entirely out of the bounds of possibility that this is something more than a punctuational oddity”), то Алан Джейкобс (Alan Jacobs)  в TechPatterns и Джейми Кондлифф (Jamie Condliffe) в Gizmodo начали подозревать некий умысел автора или издателя, а безымянные обозреватели Polit.ru и w-o-s.ru сочли случай «первого употребления смайла» почти доказанным и предложили скептикам хотя бы согласиться, что настоящей правды о замысле Геррика мы все равно не узнаем никогда — разве только на свет появится рукопись «Гесперид».

Можно было бы, конечно, возмутиться тем, что с текстом делают «презентисты» и «релятивисты», но мне такая серьезность кажется излишней. Для кого-то из читателей «новость» про смайлик может стать началом знакомства с «Гесперидами», которые, к слову, недавно впервые были изданы на русском. Для других — поводом задуматься об особенностях пунктуации в ранненовоанглийском.

Конечно, в какой-то момент в потоке перепостов должно возникнуть встречное течение: в дело должны вступить ученые, на стороне которых два мощных фактора — историзм и «цифровые гуманитарные науки».

С помощью инструментов интеллектуального анализа данных (data mining) большую часть корпуса печатных текстов раннего Нового времени можно почти мгновенно проверить — насколько часто в ней встречается сочетание двоеточия со скобкой. Это и сделал Бенджамин Шмидт (Benjamin Schmidt) из Северо-Восточного Университета (Northeastern University), обнаружив множество подобных случаев в текстах XVI–XVII веков, причем не только у Геррика (в «Гесперидах» действительно немало юмористических стихотворений, где смайлик был бы относительно уместен), но и в религиозных трактатах Ричарда Бакстера, и в «Silva Silvarum» Фрэнсиса Бэкона.

Да и простой поиск в первом издании «Гесперид» показывает, что такое сочетание встречается далеко не только в обращении «К судьбе» (To Fortune). Есть оно и в следующем за ним послании «К Алтее» (To Althea), и в идущем страницей ранее послании «М-ру Денему» (To Mr Denham, on his prospective poem). Не нужен даже подсчет, чтобы увидеть, что в «Гесперидах» двоеточия и точки с запятой встречаются гораздо чаще, чем запятые. А с учетом краткости строк у Геррика (трех- и четырехстопный ямб), во всем стихе может быть только одна точка — в самом конце.

Но окончательно все становится ясно, если призвать на помощь историю английской пунктуации. Современные Геррику учебники и словари (такие, как, например, «Академия красноречия» или «Глоссография» Томаса Блаунта или «Ludus literarius» Джона Бринсли) требовали расстановки в тексте «правильных знаков» (“truly pointed”, “marke the sentence well and obserue all the points in it”). Некоторые ученые усматривают источник правил пунктуации в риторической практике выверенных пауз во время чтения или декламации текста. Правы они или нет, в любом учебнике знаки выстраивались по степени законченности синтагмы, от запятой (наименьшая степень законченности) через точку с запятой и двоеточие к точке, которая отмечала полностью законченную фразу.

Так что смайлику придется снова помолодеть на несколько сотен лет. Сочетание двоеточия с закрывающей скобкой возникло, скорее всего, потому, что скобка не передавала степень законченности синтагмы или длительность паузы (если верна «риторическая теория»). Такая комбинация — не случайность и не ошибка наборщика. Более того, встречается (хотя и реже) и сочетание из точки с запятой и скобки.

Наблюдательность Леви Сталя (и вероятно, некоторая удачная «серендипность») помогла нам обратить внимание на эту интересную особенность пунктуации. Не стоит насильно сближать и без того многим схожие начало и конец эпохи модерности. Вместо этого, как правильно пишет автор статьи в Slate Magazine Бен Зиммер (Ben Zimmer), «давайте оценивать тексты раннего Нового времени на их собственных основаниях, наслаждаясь разнообразием забытых гибридов знаков препинания — это стоит смайлика» (“Instead, let's appreciate early-modern texts on their own terms, and celebrate the wild exuberance of their now-forgotten punctuation hybrids. That's still worth a smiley face”). Что тут еще можно добавить?

См. также:

В. С. Макаров


Подготовлено в рамках проекта «Виртуальная шекспиросфера: трансформации шекспировского мифа в современной культуре», поддержанного грантом РГНФ (№ 14-03-00552а).