Проект осуществляется при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, грант № 11-04-12064в).

MOOК по шекспировскому «Гамлету» на платформе FutureLearn: первые впечатления

В середине января 2014 г. заработал первый массовый открытый онлайн-курс по шекспировскому «Гамлету» Shakespeare’s Hamlet: Text, Performance and Culture, предложенный Шекспировским институтом Бирмингемского университета на платформе FutureLearn. Позади три первые недели курса, за которые его участники должны были погрузиться в текст трагедии, познакомиться с историей текста и первых постановок «Гамлета», узнать о театре и зрителях шекспировской эпохи и о проблеме истинного или притворного сумасшествия главного героя в контексте елизаветинских представлений о гуморальной медицине и меланхолии.

MOOК по шекспировскому «Гамлету» на платформе FutureLearn: первые впечатленияКонечно, окончательные выводы делать еще рано, но три недели — срок достаточный, чтобы понять, как может работать открытый онлайн-курс по гуманитарной проблематике, причем не настолько широкой (всего один текст, пусть и классический), чтобы позволить материалу безбрежно расползаться.

Каждую неделю открывает серия небольших видео, специально записанных для МООКа сотрудниками Шекспировского института — профессором Майклом Добсоном и доктором Эрин Салливан. Они кратко вводят слушателей в тематику каждой недели и формулируют основные вопросы: как зрители, знакомые с предыдущими версиями «Гамлета» и «трагедиями мести», могли воспринимать текст Шекспира? Насколько важной могла быть актерская интерпретация Ричарда Бербеджа? Притворяется Гамлет сумасшедшим или по-настоящему сошел с ума, и как это сумасшествие могли понимать зрители, не знавшие о Фрейде и современной психиатрии?

В финансовом отношении Шекспировский институт решил не рисковать. Видео сняты в основном в интерьерах самого института, без сложного монтажа и визуальных эффектов. Нет даже стратфордских пейзажей — только в итоговом видео третьей недели М. Добсон сидит под дождем на скамейке около кладбища рядом с церковью Св. Троицы. Все остальные ресурсы (в том числе и сам текст «Гамлета») взяты из открытых источников. В качестве модераторов (кроме самого профессора Добсона) задействованы два докторанта Шекспировского института.

Именно это и делает МООК по «Гамлету» интересным для наблюдения. В российских вузах мы часто слышим: создание открытых онлайн курсов обойдется очень дорого, и потому нет смысла преподавать его бесплатно. Проект Майкла Добсона и Шекспировского института показывает, как можно сделать МООК буквально «подручными средствами», сосредоточившись не столько на оформлении курса, сколько на правильно подобранных вопросах, стимулирующих дискуссию. В этом сила курса Shakespeare’s Hamlet. И в этом же его слабость. Оказалось, что платформа FutureLearn не очень хорошо соответствует такой концепции.

На курс записалось около 1000 слушателей совершенно разного уровня подготовки (если судить по информации в профиле, правда, почти половина участников ее не заполнили) — от школьников, которые «проходят» трагедию на уроках английского до пенсионеров. Процент последних довольно высок, и главное, они очень активно работают в курсе, располагая большим объемом свободного времени. Несмотря на то, что создатели курса старались очень конкретно формулировать вопросы для дискуссии, объем созданного пользователями контента оказался слишком велик для полноценного обсуждения.

За первые три недели участники оставили в курсе около 11000 комментариев и ответов на вопросы. В качестве эксперимента я попробовал прочитать все, что было написано в курсе за первую неделю. На это ушло почти семь часов, полноценный рабочий день. Так как не у всех есть столько времени, ответы повторяются, а интересные высказывания очень быстро теряются в общем вале ответов (в среднем около 10 в минуту).

Платформа FutureLearn не поддерживает групповые задания. Нет и уведомлений на почту о том, что кто-то прокомментировал ваш ответ. В ленте ответов на сайте все пришедшие на комментарий отклики считаются ответами автору первого поста, что делает дискуссию в рамках одного комментария очень трудной.

За первые недели сложилась такая модель дискуссии: в исходном комментарии предлагается какая-либо интересная и дискуссионная интерпретация (например: «Гамлет» был бы немыслим без актерского таланта Бербеджа). Модераторы, которым приходится читать сотни мнений (на почти тысячу участников их нужно не три, а не меньше десяти), как правило, ограничиваются кратким ответом вроде «Прекрасная идея!» или «А что думают другие участники?» Другие участники, если они не отслеживают действия автора первого комментария или модератора, чаще всего проходят мимо или ограничиваются «лайком». В дискуссии — если она еще продолжается — постепенно накапливается интересный материал: кто-то из участников дает ссылку на интернет-ресурс, статью или книгу, другие, нуждаясь в разъяснении, задают вопрос, не освещенный в видеолекциях и материалах курса (например, сколько лет Бербедж играл Гамлета и кто пришел ему на смену в труппе Слуг Короля? Передавался ли стиль исполнения от одного актера другому? Инструктировали ли актеров драматурги?) Если кто-то знает ответ и не пропустил этого вопроса — а вероятность здесь невелика — отвечает на него, но для других участников курса эта реплика, скорее всего, останется незамеченной.


MOOК по шекспировскому «Гамлету» на платформе FutureLearn: первые впечатления


На платформе FutureLearn есть возможность просматривать не все, а только наиболее высоко оцененные реплики, но с точки зрения информативности их ценность невысока. Обычно наибольшее количество «лайков» получают либо посты с большим количеством ссылок (их всего 1-2 в неделю), либо крайне эмоциональные реакции на вопросы дискуссии. Показательный пример — задание, в котором необходимо было написать рецензию на премьеру шекспировского «Гамлета». С большим отрывом по «лайкам» лидирует диалог двух ремесленников в трактире, один из которых в юмористическом ключе пересказывает другому сюжет «Гамлета». Но в пятерке наиболее популярных есть и жалоба слушателя, что такое задание слишком трудно. Механичность и удобство манипуляции «лайками» делают такой метод укоротить ленту ответов не очень полезным для тех, кто все-таки пришел в МООК за знаниями. Да и само существование такого рейтинга подсказывает желание продвинуться в нем как можно выше.

Здесь мы подходим к основному противоречию курса, которое, как это ни странно, вполне укладывается в античную диалектику «знания» и «мнения». «Мнений» в курсе более чем достаточно. В сущности, это очень полный, и, как мне кажется, вполне репрезентативный социальный срез восприятия «Гамлета» и Шекспира современной аудиторией, состоящей из образованных людей (не ниже незаконченного среднего), владеющих английским языком. Инерция их мнений поразительно высока и труднопреодолима. Триггерами для них являются важные для аудитории ключевые слова. Стоит только в одном из видео упомянуть Фрейда, внимание к психоанализу в комментариях — едва ли не выше, чем к Шекспиру и Гамлету. Стоит нескольким участникам начать говорить о проблемах отцов и детей, дискурс «конфликта поколений» вырывается на страницы курса.

Авторы, конечно, понимают, что в МООКе модернизация шекспировской проблематики неизбежна и сами придумывают такие пути, где она все-таки сочеталась бы с историческим подходом: аудитории интересна проблема сумасшествия в «Гамлете», так пусть прочитают хотя бы какие-то источники. Проблема в том, что источники нужно подбирать, комбинировать и, возможно, сокращать, а на это нужно едва ли не больше времени, чем на модерацию курса. Тем, кто пришел на FutureLearn не за «мнением», а за «знанием», трудно осилить «Испанскую трагедию» Кида целиком. Конечно, очень полезно узнать, что такой текст есть, пробежать глазами его краткое содержание и пролистать хотя бы несколько сцен. Реальность литературы всегда глубже, сложнее и интересней традиционного представления об «одиноком гении», возвышающемся среди пустоты, и это чувствуют даже наименее образованные участники курса. В отсутствие пошаговой поддержки (после видео и дискуссий есть только небольшой проверочный тест) и полноценных групповых дискуссий, где часть функций модератора могли бы брать на себя заинтересованные участники, курс буксует на границе научного и обыденного: «Верили ли в привидения все зрители шекспировской эпохи, или главное в “Гамлете” — семейный конфликт?»

Для нас — преподавателей и шекспироведов, участвующих в курсе, интересны именно «мнения», а не знания. Нам интересно понять, как работает современная «шекспиросфера», особенно та ее часть, что соприкасается с массовым сознанием. Для нас, как и для создателей курса, профессоров и сотрудников Шекспировского института, привлекателен огромный массив информации о себе, который участники курса, как герои трагедии, добровольно демонстрируют на огромной «сцене» МООКа. Но вывод остается тем же самым: для того, чтобы МООК заработал так, как этого хотят сторонники онлайн-образования в качестве альтернативы аудиторному, еще очень и очень далеко.


В. С. Макаров

Источник: Инновационные образовательные технологии
в России и за рубежом